Пушкин Александр Сергеевич Биография



Детство (1799-1811)

Пушкин родился в Москве 26 мая 1799 года в доме Скворцова на Немецкой улице в семье чиновника Московского комиссариата, отставного майора Сергея Львовича Пушкина и его жены Надежды Осиповны (урожденной Ганнибал). В семье кроме него были старшая сестра Ольга и младший брат Лев.
Само происхождение поэта было необыкновенным. У этого русского писателя и русского человека прадед был уроженец Африки, абиссинец по имени Ибрагим, человек с черными курчавыми волосами. Его достал из сераля, где Ибрагим содержался заложником, русский посланник в Константинополе и отослал Петру Первому. Ибрагима назвали Абрамом Ганнибалом. Абрам Петрович Ганнибал – «арап Петра Великого» – был воспитанником и слугой Петра I. Впоследствии он стал военным инженером и генералом. Абрам был женат первым браком на гречанке, а потом на шведке или немке Христине Шеберг, от которой у него были дети. Сын Христины и Абрама Иосиф, ставший впоследствии Осипом, и был дедом Пушкина. К концу XVIII в. Ганнибалы уже тесно переплелись кровными связями с русскими дворянскими родами – породнились с Бутурлиными, Черкасскими, Ржевскими, Пушкиными.
Отец, Сергей Львович, принадлежал к старинному дворянскому роду Пушкиных. Отец и мать поэта были родственники (троюродные брат и сестра).
Пушкины были весьма небогаты. Недомовитые и бесхозяйственные, они находились всю жизнь на грани разорения, неизменно урезали в дальнейшем материальную помощь сыну, а в последние годы жизни Пушкина и обременяли поэта своими долгами. Барская безалаберность у Сергея Львовича Пушкина сочеталась с болезненной скупостью.
В то же время семья принадлежала к образованной части московского общества. Василий Львович Пушкин – дядя поэта – был известным поэтом, в доме бывали московские литераторы.
Воспитанию детей родители большого значения не придавали. Пушкин вынес из домашнего обучения лишь прекрасное знание французского языка, а в отцовской библиотеке пристрастился к чтению (тоже на французском языке).
С 1805 по 1810 год летом Пушкин проводил много времени у своей бабушки Марии Алексеевной Ганнибал в подмосковном селе Захарове. Именно бабушка, превосходно говорившая и писавшая по-русски, и няня Арина Родионовна привили ему любовь к родному языку.
Пожалуй, наиболее удивительный факт, что Пушкин мало и редко вспоминал годы детства в дальнейшем. Многие поэты и писатели XIX века через всю жизнь пронесли поэзию детства и родного Дома.
Пушкин же легко покинул стены родного дома и ни разу в стихах не упомянул ни отца, ни матери. Он не был при этом лишен родственных чувств, нежно любил брата и сестру, самоотверженно им помогал, да и к родителям проявлял больше внимания, чем они к нему. Тем более удивительно, что когда в дальнейшем Пушкин хотел оглянуться на начало своей жизни, он вспоминал неизменно только Лицей – детство он вычеркнул из своей жизни. Он был человек без детства.
В 1810 году возник проект устройства лицея в Царском Селе – привилегированного учебного заведения при дворце Александра I, предназначенного для подготовки по специальной программе высших государственных чиновников из детей дворянского сословия. Сергей Львович Пушкин, обладавший влиятельными знакомствами, решил определить туда своего сына Александра. Царскосельский лицей был закрытым учебным заведением, в него было принято всего 30 учеников. Открытие лицея состоялось 19 октября 1811 года, и с этого дня началась лицейская жизнь Пушкина. Три человека из первого выпуска стали впоследствии декабристами.
Первый директор Лицея В. Ф. Малиновский устроил в Лицее режим строгой замкнутости: Лицей изолировали от окружающей жизни, посещения родственников ограничивались, крайне неохотно и лишь в особых случаях воспитанников выпускали за территорию Лицея. Соответственно воспитанникам, в том числе и Пушкину, Лицей казался монастырем, с этим же связано и желание вырваться из заточения.
Но были и хорошие стороны. Здесь у Пушкина появились друзья, и эта дружба с годами только крепла. Наиболее тесными были дружеские связи Пушкина с Пущиным, Дельвигом, Малиновским и Кюхельбекером. Это была дружба на всю жизнь, оставившая глубокий след в душе Пушкина. Лицейское братство душ осталось одним из самых ярких воспоминаний в его биографии.
В Лицее Пушкин впервые почувствовал себя Поэтом: его талант был признан товарищами по лицею, среди которых были Пущин, Дельвиг, Кюхельбекер, наставниками лицея, а также такими корифеями русской литературы, как Карамзин, Державин, Жуковский, Батюшков.
Лицей заменил Пушкину детство. Лицей был закончен — детство прошло. Началась жизнь. Пушкин окончил Лицей в 1817 году. Подробнее здесь Лицейсие годы Пушкина

Петербург (1817-1820)

Родители поэта переехали в Петербург, и Пушкин возвращается из Лицея домой; однако, как и раньше, в поэзии петербургского периода какие-либо «домашние» темы не упоминаются.
Пушкин хотел поступить на военную службу, однако отец, опасаясь расходов (служба в гвардии требовала больших трат), настоял на гражданской. Он был зачислен в Коллегию иностранных дел и 13 июня 1817 года приведен к присяге (в тот же день, что и Кюхельбекер и Грибоедов).
После поступления на службу уже через месяц Пушкин получил отпуск до сентября и около двух месяцев провел в Михайловском, псковском имении матери. Затем Пушкин три года почти безвыездно оставался в Петербурге (не считая поездки в Михайловское летом 1819 года).
Чиновничья служба мало интересует поэта, и он окунается в бурную петербургскую жизнь. Круг общения его достаточно обширен: поэты, гусары, литературные общества «Арзамас» и «Зеленая лампа», театры, модные рестораны.
Анненков описывает послелицейский период жизни Пушкина так: «Беззаботная растрата ума, времени и жизни на знакомства, похождения и связи всех родов, - вот что составляло основной характер жизни Пушкина, как и многих его современников».
Характерную черту поведения и Пушкина этих лет составляет стремление к содружеству, сообществу, братскому единению. Однако Пушкин не растворяется в чужих характерах и нормах. Он ищет себя.
Пребывание в Петербурге исключительно обогатило молодого поэта: участие в дискуссиях, общение с широким кругом передовых современников ввело его в самый центр интеллектуально-идейной жизни эпохи, напряженная жизнь сердца развила мир его эмоций. Встречи с женщинами и приобщение к очень высокой в ту пору культуре сердечных переживаний и чувств развивали душевную тонкость, способность ощущать, замечать, чувствовать и выражать нюансы чувств, а не только их примитивную гамму. Наконец, вхождение в разностильные и разнообразные коллективы обогатило его чувством стиля поведения. Результатом всего этого была исключительно развившаяся способность меняться в разных ситуациях, гибко перестраивать свою личность, быть разным.
В стихах 1817-1820 гг. находит отражение бурная петербургская жизнь молодого поэта, участие в литературном кружке «Зеленая лампа» – одном из центров политического, религиозного и эротического вольнодумства.
Идеи политического радикализма, гражданской свободы, которыми было проникнуто русское общество после победы над Наполеоном, нашли отражение и в поведении, и в стихах юного Пушкина.
Он сочиняет проникнутые идеалами свободы стихи и острые эпиграммы. В этот период были написаны стихотворения «Вольность» (1817), «К Чаадаеву», «Деревня» (1819), «На Аракчеева» (1817 — 1820), которые не публиковались, но были широко известны.
Крупнейшим поэтическим произведением Пушкина стала поэма "Руслан и Людмила", опубликованная в 1820 году и вызвавшая яростные споры. Поэма ознаменовала начало перелома в русской поэзии. Основный принцип её построения – контрастное соположение несовместимых жанрово-стилистических отрывков – и стал причиной горячих споров и неприязни литературных «староверов».

Южная ссылка (1820-1824)

Выпады против власть предержащих не остались без внимания, над головой Пушкина сгущаются тучи. Ему грозит ссылка в Сибирь или на Соловки, однако хлопоты Карамзина, Чаадаева, Ф. Глинки несколько облегчили участь Пушкина: 6 мая 1820 года он выехал из Петербурга на юг в Екатеринослав с назначением в канцелярию генерал-лейтенанта И. Н. Инзова. Формально Пушкин не был сослан: отъезду был придан характер служебного перевода.

Позади была петербургская жизнь – впереди дорога. Начался период скитаний, жизни без быта, без постоянного места.

Основной итог петербургского периода был таков: 11 июня 1817 года в Петербург приехал подающий надежды мальчик, 6 мая 1820 года выехал поэт, уже заслуживший признание и известность.

17 мая он прибыл в Екатеринослав, место своей новой службы.

Кавказ

Собственно говоря, службы и не было. Инзов встретил Пушкина ласково и уже 21 мая послал в Петербург благоприятный отзыв нем. Спустя недолгое время поэт, купаясь в Днепре, серьезно простудился. Его подобрали больного проезжающие через Екатеринослав по пути на Кавказ петербургские знакомые, члены семьи известного генерала, героя 1812 года Николая Николаевича Раевского. Пушкин пишет об этом так:

«Приехав в Екатеринославль, я соскучился, поехал кататься по Днепру, выкупался и схватил горячку, по моему обыкновению. Генерал Раевский, который ехал на Кавказ с сыном и двумя дочерьми, нашел меня в бреду, без лекаря, за кружкой оледенелого лимонада. Сын его ... предложил мне путешествие по Кавказским Водам ... я лег в коляску больной; через неделю вылечился».

Пушкин прожил на Кавказе почти все лето 1820 года, здесь он начал поэму «Кавказский пленник».

Крым

Далее с семьей Раевских через Тамань, Керчь, Феодосию поэт морем прибыл в Гурзуф и провел там три недели:
«В Юрзуфе жил я сиднем, купался в море и объедался виноградом».

Пушкин продолжил в Гурзуфе работу над поэмой «Кавказский пленник», написал несколько лирических стихотворений. Здесь возник у него замысел романа «Евгений Онегин» и поэмы «Бахчисарайский фонтан». В конце жизни поэт вспоминал о Крыме: «Там колыбель моего Онегина».

В сентябре 1820 года по пути в Симферополь и Кишинев побывал в Бахчисарае. Посетил Бахчисарайский дворец, и вот его впечатления:

« …Вошед во дворец, увидел я испорченный фонтан, из заржавленной железной трубки по каплям падала вода. Я обошёл дворец с большой досадою на небрежение, в котором он истлевает, и на полуевропейские переделки некоторых комнат».

Пушкин положил две розы к подножию «Фонтана слёз», которому позже посвятил стихи и поэму «Бахчисарайский фонтан».

Из Бахчисарая поэт отправился в Симферополь и далее в Кишинев, ибо туда переехала канцелярия Инзова.

Кишинев

В Кишиневе Пушкин поселился в доме Инзова, стоящем на отшибе, в комнате на первом этаже, и остался в ней даже после того, как в результате землетрясения дом был полуразрушен и Инзов его покинул. Пушкину нравилось жить в развалинах, окруженных пустырем и виноградниками.

Не досаждаемый почти никакими служебными поручениями, он жил под началом Инзова, пользуясь его неизменным расположением и теплой заботой. Поэт выезжал оттуда в Одессу, в Киев, в село Каменку, Аккерман, Бендеры, Измаил и другие места. Впечатления этих лет нашли отражение в южных поэмах Пушкина: «Братья – разбойники», «Кавказский пленник», «Бахчисарайский фонтан», «Цыганы». В Кишиневе же была написана поэма «Гаврилиада», а также начат роман в стихах «Евгений Онегин».

Одесса

В июле 1823 года Пушкин был зачислен на службу к наместнику Новороссийского края графу М.С. Воронцову.

Шумная жизнь Одессы с её итальянской оперой, парижскими ресторациями и пестрым обществом привлекала Пушкина.
20 февраля 1821 года он закончил «Кавказского пленника» (опубликован в 1822 г.), в 1821-1822 гг. работал над «Братьями разбойниками», летом 1823 года завершил «Бахчисарайский фонтан». Объединенные духом романтизма, поэмы эти вызвали острые критические споры и принесли Пушкину безусловное читательское признание.

Поэт прославился как «певец Кавказа» и кумир романтической молодежи. Однако сам Пушкин обгонял свою славу: разрывая с романтизмом, он начал 9 мая 1823 года «Евгения Онегина», а в конце того же года – «Цыган».
Имя Пушкина в годы южной ссылки сделалось известным всей читающей России.
Однако отношения с М. С. Воронцовым по многим причинам не сложились. В числе этих причин – ухаживание за женой начальника, а, возможно, и роман с ней и неспособность к государственной службе. Через год граф Воронцов нашел и повод, и причину для удаления Пушкина в имение его матери село Михайловское Псковской губернии.
Его положение в Одессе усугубил тот факт, что московская полиция распечатала письмо Пушкина, в котором он признавался в своем увлечении «атеистическими учениями». 8 июля 1824 года высочайшим повелением Пушкин был уволен от службы.
1 августа 1824 года поэт в сопровождении крепостного дядьки Никиты Козлова выехал из Одессы.
Подробнее здесь Южная ссылка Рушкина

Михайловское (1824-1826)

В Михайловское он прибыл 9 августа 1824 года. Пушкин устал от скитаний и бедности. Однако Дом обернулся ссылкой: родной отец поэта принял на себя обязанности надзора над ссыльным сыном.

Поэт строил планы побега и в отчаянии даже просил поменять место ссылки на любую из крепостей государевых. Произошел целый ряд исключительно острых столкновений между отцом и сыном. В конечном итоге из Михайловского уехали отец, мать, брат и сестра поэта. Пушкин остался один, в общества няни Арины Родионовны.

Быт поэта в Михайловском был подчеркнуто прост и совершенно не включал в себя никаких элементов «помещичьих» забот и занятий. Даже охота, обычное занятие дворянина в деревне, была исключена из его существования.

Главное дело Пушкина в Михайловском – литература. Здесь были закончены «Цыганы», написаны «Кавказский пленник», «Борис Годунов», «Граф Нулин», «Братья разбойники», «Гавриилиада», большое число стихотворений (среди них «Кинжал», «Черная шаль», «В. Л. Давыдову», послание «Чаадаеву», «К Овидию», «Наполеон», «Песнь о вещем Олеге»), ряд статей, начаты «Бахчисарайский фонтан» и завершена третья и написаны четвертая – шестая главы «Евгения Онегина».

В Михайловском Пушкин много читал и много писал, много и чутко прислушивался к народной речи и народной поэзии. Он не переставал подчеркивать в письмах, что ленится, много ездит верхом, о работе писал скупо, но непрерывно просил все новых и новых книг. Из Лицея Пушкин вынес поверхностное и несистематическое образование – в 1830-е гг. он поражал современников глубокими и исключительно обширными познаниями в мировой литературе, политической жизни, истории, публицистике. И это во многом результат напряженной работы, чтения и самообразования в Михайловском.

Пушкин становится в годы ссылки в Михайловском признанным первым русским поэтом. Когда-то при упоминании его имени говорили: Пушкин-лицейский, Пушкин-племянник, Пушкин-младший (для того, чтобы отличить от дяди – поэта Василия Львовича Пушкина), теперь он делается просто Пушкин, и уже при имени В. Л. Пушкина прибавляется поясняющее «дядя».

Выход в свет в марте 1824 года «Бахчисарайского фонтана» с предисловием Вяземского, в феврале 1825 года – первой главы «Евгения Онегина» и в конце того же года – «Стихотворений Александра Пушкина», журнальная полемика вокруг этих изданий ставят его на место, значительно возвышающееся над другими русскими поэтами.

В этот период Пушкин в основном общается с многочисленным семейством соседней тригорской помещицы Прасковьи Александровны Осиповой. Сюда же, в Тригорское, приезжала знакомая Пушкину еще по Петербургу племянница П. А. Осиповой, двадцатичетырехлетняя Анна Петровна Керн. В Тригорском – Михайловском у нее произошел бурный, хотя и кратковременный роман с Пушкиным. Принято считать, что именно Керн он посвятил стихотворение «Я помню чудное мгновенье…».

А между тем в России было неспокойно...

В декабре 1825 года в Тригорское приехал повар Осиповых Арсений с известием о бунте на Сенатской площади. Потянулись дни неизвестности и тревоги. Почти перестали приходить письма. Газеты скупо сообщали об арестах. Пушкин с тревогой читал имена друзей в списках арестованных. В конце января в Варшаве был арестован Кюхельбекер. Весьма сомнительным было и собственное положение Пушкина: он не знал, что и насколько известно правительству, и жил в тревожном ожидании. Друзьям в Петербург (через Жуковского) он наказывал: «...вам решительно говорю не отвечать и не ручаться за меня».
В Михайловское в ночь с 3 на 4 сентября 1826 года прискакал фельдъегерь с приказанием немедленно отправляться в Москву, где в это время в связи с коронацией находился Николай I. Приказано везти Пушкина «в своем экипаже свободно, не в виде арестанта», однако сопровождение конвойного офицера было достаточно выразительным. Пушкин отправлялся в Москву на свидание с Николаем I. Михайловская ссылка кончилась.

Разговор Пушкина с царем был продолжительным.
Напуганный широкой картиной всеобщего недовольства после следствия над декабристами, царь чувствовал необходимость эффектного жеста, который мог примирить с ним общественность. Такую возможность открывало прощение Пушкина, и Николай решил ее использовать. Пушкин был возвращен из ссылки и получил право самому выбирать место своего пребывания. Ему была обещана свобода от обычной цензуры, которая заменялась личной цензурой царя. Фактически лицом, от которого отныне зависела судьба пушкинского творчества и его личная судьба, стал начальник III отделения канцелярии его императорского величества Бенкендорф. Это обстоятельство затрудняло порой печатание некоторых сочинений Пушкина, чем он был постоянно озабочен, не имея иных источников дохода.

Между Бенкендорфом и Пушкиным (прямой доступ к царю был возможен лишь в самых исключительных случаях) установились оскорбительные и тяжелые отношения строгого надзирателя и поднадзорного мальчишки.

Обстоятельства складывались совсем не так, как ему представлялось, когда он покидал кабинет царя в Кремле. Он оказался втянутым с самого начала в мелочные и непрерывные неприятности, которые то затухали, то разрастались, но не прекращались уже до самой его смерти.

Опасности приходили неизвестно откуда, доносчики и обвинители почти всегда оставались неназванными. Лицо, которое можно было бы поставить у барьера и призвать к ответу, расплывалось и уходило в бюрократический туман.

Пушкин живет до 1831 года попеременно то в Москве, то в Петербурге. После ссылки дважды он побывал в Михайловском. Навещал тверских друзей – родственников хозяйки села Тригорского П.А.Осиповой – в селе Павловском, Бернове, Малинники и в Старице Тверской губернии.

В мае 1828 года Пушкин безуспешно просил разрешения поехать на Кавказ или за границу.

В то же самое время поэт посватался к Н. Гончаровой, первой красавице Москвы, и, не получив определенного ответа, самовольно уехал на Кавказ.

Впечатления от этой поездки переданы в его очерках «Путешествие в Арзрум», в стихотворениях «Обвал», «Кавказ», «На холмах Грузии...». Возвратившись в Петербург, поэт получил от шефа жандармов Бенкендорфа письмо с резким выговором от императора за поездку без разрешения.

В апреле 1830 года Пушкин делает новое предложение Наталье Гончаровой, и на этот раз оно было принято. В семье Гончаровых было потребовано от Пушкина официальное удостоверение от Бенкендорфа, что он не находится под полицейским надзором.

Хотя, вероятно, ему это было чрезвычайно неприятно, поэт обратился с письмом к Бенкендорфу, в котором сообщал о своем намерении жениться и просил удостоверить свою благонадежность в глазах правительства. В конце апреля он получил от Бенкендорфа, письмо, в котором Пушкин извещался, что государь сообщение о предстоящей женитьбе Пушкина принял с «благосклонным удовлетворением». Что же касалось отношения правительства к Пушкину, то Бенкендорф писал:

«...никогда никакой полиции не давалось распоряжения иметь за Вами надзор. Советы, которые я, как друг, изредка давал Вам, могли пойти Вам лишь на пользу, и я надеюсь, что с течением времени Вы в этом будете всё более и более убеждаться. Какая же тень падает на Вас в этом отношении? Я уполномачиваю Вас, милостивый государь, показать это письмо всем, кому вы найдете нужным».

Это было разрешение, и 6 мая состоялась помолвка. Пушкин стал официально женихом Натальи Николаевны Гончаровой.

Препятствием к заключению брака были и материальные трудности. Свадьба и семейная жизнь требовали расходов, а пушкинские родители были в долгах, финансовые дела родителей невесты тоже были расстроены. Отец с большим трудом выделил Пушкину небольшую деревеньку Кистеневку с 200-ми душами крестьян, расположенную в Нижегородской губернии, вблизи от принадлежавшего Сергею Львовичу села Болдино.

В августе Пушкин вновь приехал в Москву, где посетил умирающего дядю Василия Львовича. Ситуацию с заключением брака осложнил тот факт, что Пушкин рассорился с будущей тещей и в раздражении написал невесте письмо, в котором возвращал ей слово. Вопрос о браке теперь стал открытым. Надо было ехать в деревню, в смутном настроении он выехал 31 августа из Москвы в Болдино. Приближалась осень – пушкинская «пора стихов».

Болдинская осень (1830 год)

3 сентября поэт приехал в Болдино. Его задачей было войти во владение выделенной отцом деревни, заложить её и вернуться в Москву, чтобы справить свадьбу. Эти хлопоты немного раздражали его, ведь осень – лучшее для него рабочее время. Сам от так писал об этом:
«Осень подходит. Это любимое мое время — здоровье мое обыкновенно крепнет — пора моих литературных трудов настает — а я должен хлопотать о приданом».
Дело в том, что у невесты приданого не было. Пушкин хотел венчаться без приданого, но этого не могла допустить тщеславная мать Натальи Николаевны, и Пушкину пришлось самому доставать деньги на приданое, которое он якобы получал за невестой.

Весной и в летнюю жару его томили вялость или излишнее возбуждение. По физическому складу и привычкам он был человеком севера — любил осенний холод, зимние морозы. Он чувствовал осенью прилив бодрости. Работать было необходимо, работать очень хотелось, но обстоятельства складывались неблагоприятно.

Однако, вскоре стало ясно, что быстро выехать из Болдина не удастся. Дороги были закрыты из-за эпидемии холеры.

Соединение тишины и досуга, выплеснулось неслыханным даже для Пушкина творческим подъемом.

В сентябре были написаны «Барышня-крестьянка», «Гробовщик», «Сказка о попе и работнике его Балде» и ряд стихотворений, завершен «Евгений Онегин».

В октябре – «Выстрел», «Метель», «Станционный смотритель», «Домик в Коломне», две «маленькие трагедии» – «Моцарт и Сальери» и «Скупой рыцарь», писалась и была сожжена десятая глава «Евгения Онегина», создано много стихотворений, среди них такие, как «Заклинание», «Моя родословная», «Румяный критик мой...», ряд литературно-критических набросков.

В ноябре – «Пир во время чумы» и «Каменный гость», «История села Горюхина», критические статьи.

Пушкинский талант в Болдинскую осень достиг полного расцвета.

В Болдине закончено было значительнейшее произведение Пушкина, над которым он работал семь с лишним лет, — «Евгений Онегин». Здесь Пушкин достиг еще неслыханной в русской литературе зрелости художественного реализма.

Если «Евгений Онегин» подводил черту под определенным этапом поэтической эволюции Пушкина, то «Повести Белкина» и «маленькие трагедии» знаменовали начало нового этапа.

«Повести Белкина» были первыми законченными произведениями Пушкина-прозаика. Вводя условный образ повествователя Ивана Петровича Белкина и целую систему перекрестных рассказчиков, Пушкин проложил дорогу Гоголю и последующему развитию русской прозы.

Здесь, в Болдине, он исчерпал все литературные замыслы прошлого и, выезжая отсюда, был готов начать новую жизнь как в личном, так и в литературном отношении.

5 декабря после многократных неудачных попыток Пушкину удалось наконец вернуться в Москву к невесте.

Петербург 1831—1833

18 февраля 1831 года в Москве в церкви Большого Вознесения на Малой Никитской Пушкин обвенчался с Натальей Николаевной Гончаровой. При обмене кольцами кольцо Пушкина упало на пол. Потом у него погасла свеча. Он побледнел и сказал: «Всё — плохие предзнаменования!» Наталье Николаевне шел девятнадцатый год.

Спустя неделю он писал Плетневу:

«Я женат — и счастлив; одно желание мое, чтоб ничего в жизни моей не изменилось — лучшего не дождусь. Это состояние для меня так ново, что кажется я переродился».

Наталья Николаевна, Натали, как её называли в свете, Таша, как по-домашнему стал именовать её Пушкин, была моложе мужа на тринадцать лет. Она отличалась нежной, акварельной красотой (Пушкин называл ее своей Мадонной), величественным ростом (выше Пушкина) и прекрасной фигурой. Небольшая раскосость глаз придавала ей особенную прелесть. Она отличалась аристократической простотой манер и тактом, держала себя ласково и одновременно с холодноватым достоинством.

Свою руку Пушкину Наталья Николаевна отдала без страстного увлечения. Решающую роль сыграло, видимо, желание избавиться от тяжелого деспотизма матери. Однако, став женой Пушкина, Наталья Николаевна достойно исполняла эту нелегкую роль. Ему нравилось, как она домовито хозяйничает, расчетливо спорит с книгопродавцами из-за денег, рожает детей одного за другим, блистает на балах. Он не задумывался, по силам ли это ей, московской барышне, вдруг ставшей женой первого поэта России, первой красавицей Петербурга, хозяйкой большого дома – всегда без денег, с болеющими детьми, дерзкими слугами, всегда или после родов, или в ожидании ребенка. Чувство своей «взрослости» оглушило ее, успех кружил голову. Но она была неглупа и добродетельна.

Сразу после свадьбы семья Пушкиных ненадолго поселилась в Москве на Арбате, дом 53 (сейчас там музей). Там прожили супруги до середины мая 1831 года, когда уехали в столицу, не дождавшись срока окончания аренды, так как Пушкин рассорился с тёщей, вмешивавшейся в его семейную жизнь.

В период между Москвой и непосредственно Петербургом супруги жили в Царском Селе, где где какое-то время находился двор. Николай I пожелал видеть жену Пушкина в качестве украшения его придворных балов.
Он вновь поступил летом 1831 на государственную службу в Иностранную коллегию. Пушкин имел право доступа в государственный архив и начал писать «Историю Пугачева» (1833), историческое исследование «История Петра I».
Летом 1831 года роман «Евгений Онегин» получил окончательную отделку, «Борис Годунов» не пользовался успехом. В этот период Пушкин задумывает «Дубровского» и «Историю Пугачева». Собирая материал для «Истории Пугачева», он ездил на места сражения и в октябре возвратился в Болдино и прожил там до половины ноября. Это была вторая болдинская осень. Там он закончил «Историю Пугачева», написал «Медный всадник», «Сказку о мертвой царевне», «Сказку о рыбаке и рыбке» и много стихотворений. К этому же времени относится работа над «Пиковой дамой».

В мае 1832 года у Пушкиных родилась дочь Мария, а в июле 1833 года – сын Александр, позднее, 1835 году родится сын Григорий и 1836 году – дочь Наталья. В Петербурге жили сами Пушкины и две сестры жены. Для того, чтобы содержать такую большую семью и давать ей возможность вести широкую светскую жизнь, Пушкин прибегает к займу, и залогам драгоценностей.
7 января 1833 года Пушкин был избран членом Российской академии одновременно с М. Н. Загоскиным, П. А. Катениным, Д. И. Языковым и А. И. Маловым.

Петербург (1833—1835)

В ноябре 1833 года поэт из Болдина возвращается в Петербург. В конце декабря 1833 года Пушкин был пожалован Николаем I в камер-юнкеры при дворе, что он воспринял как оскорбление. Камер-юнкерское звание было незначительным. Это звание обычно получали ничем себя не зарекомендовавшие молодые люди. Появление тридцатипятилетнего поэта, отца семейства, среди камер-юнкеров давало поводы для насмешек. Однако это звание давало доступ ко двору, а Николаю I было угодно, чтобы жена Пушкина танцевала в Аничкове.

Пушкин оказался прикованным к Петербургу и двору. Отныне он был обязан являться на все официальные церемонии в придворном мундире.

Наталья Николаевна к камер-юнкерству мужа отнеслась иначе. Ей едва исполнилось двадцать два года. Ей хотелось веселиться, ей нравились балы, на которых она была первой красавицей. Как жена камер-юнкера, она становилась обязательной участницей не только торжественных балов и приемов в Зимнем дворце, но и пользовавшихся гораздо большим престижем в петербургском свете интимных придворных балов и раутов в Аничковом дворце. Ей льстило, что красота ее произвела впечатление на самого царя, который платонически за ней ухаживал. Оснований опасаться за нравственность своей жены у Пушкина не было, он верил ей беспредельно, но ухаживания эти были ему тягостны, так как порождали светские сплетни.

Размышления о том, что дети останутся без средств в случае его внезапной смерти, все чаще мелькают в письмах к жене. Пушкин рассчитывал поправить свои денежные дела изданием «Истории Пугачева» и занял у правительства 10 тысяч. Издание не оправдало его финансовых расчетов, а долг остался. В дальнейшем ему пришлось снова просить у Николая I ссуду в счет будущего жалованья. По его собственному исчислению в 1836 году долг правительству исчислялся огромной суммой в 45 000 рублей. Долг бесповоротно привязывал Пушкина ко двору, службе и Петербургу. А денег все равно не было.

В 1836 году он получил на год разрешение на издание альманаха. Пушкин рассчитывал также на доход от издания, который помог бы ему расплатиться с самыми неотложными долгами. Журнал, основанный в 1836 году, получил название «Современник». В нём печатались произведения самого Пушкина, а также Н. В. Гоголя, А. В. А. Жуковского, И. Тургенева, П. А. Вяземского.

Читательского успеха журнал не имел, у него оказалось всего 600 подписчиков, что делало его разорительным для издателя, так как не покрывались ни типографские расходы, ни гонорары сотрудников. Пушкин уже два последних тома «Современника» наполняет более чем наполовину своими произведениями, по большей части анонимными. Несмотря на финансовую неудачу, Пушкин до последнего дня был занят издательскими делами, «рассчитывая, наперекор судьбе, найти и воспитать своего читателя».
Весной 1836 года после тяжёлой болезни умерла мать Надежда Осиповна. Пушкин, сблизившийся с матерью в последние дни её жизни, тяжело переносил эту утрату. Обстоятельства сложились так, что единственный из всей семьи он сопровождал тело Надежды Осиповны к месту погребения в Святые горы. Это был его последний визит в Михайловское.

Заботы по издательским делам, долги, бесконечные переговоры с зятем о разделе имения после смерти матери, и, главное, ставшее нарочито явным ухаживание кавалергарда Дантеса за его женой, повлёкшее за собой пересуды в светском обществе, были осенью 1836 года причиной угнетённого состояния Пушкина.

3 ноября его друзьям был разослан анонимный пасквиль с оскорбительными намёками в адрес Натальи Николаевны. Узнавший о письмах на следующий день, Пушкин был уверен, что они – дело рук Дантеса и его приёмного отца Геккерна. Вечером 4 ноября он послал Дантесу вызов на дуэль. Геккерн (после двух встреч с Пушкиным) добился отсрочки дуэли на две недели. Усилиями друзей поэта, и, прежде всего, Жуковского и тётки Натальи Николаевны Е. Загряжской, дуэль удалось предотвратить. 17 ноября Дантес сделал предложение сестре Натальи Николаевны Екатерине Гончаровой. В тот же день Пушкин послал своему секунданту В. А. Соллогубу письмо с отказом от дуэли. Брак не разрешил конфликта. Дантес, встречаясь с Натальей Николаевной в свете, преследовал её. Распускались слухи о том, что Дантес женился на сестре Пушкиной, чтобы спасти репутацию Натальи Николаевны. Жена предлагала Пушкину, по свидетельству К. К. Данзаса, оставить на время Петербург, но тот, «потеряв всякое терпение, решил кончить иначе». Пушкин послал 26 января 1837 года Луи Геккерну «в высшей степени оскорбительное письмо». Единственным ответом на него мог быть только вызов на дуэль, и Пушкин это знал. Формальный вызов на дуэль от Геккерна, одобренный Дантесом, был получен Пушкиным в тот же день через атташе французского посольства виконта д’Аршиака. Так как Геккерн был послом иностранного государства, он не мог драться на дуэли — это означало бы немедленный крах его карьеры.

Дуэль с Дантесом состоялась на Чёрной речке 27 января 1837 года. Пушкин был ранен: пуля перебила шейку бедра и проникла в живот. Для того времени ранение было смертельным. Пушкин узнал об этом от лейб-медика Арендта, который, уступая его настояниям, не скрывал истинного положения дел.

Перед смертью Пушкин, приводя в порядок свои дела, обменивался записками с Императором Николаем I. Записки передавали два человека:

Н. Ф. Арендт – лейб-медик императора Николая I, врач Пушкина
В. А. Жуковский – поэт, на тот момент воспитатель наследника престола, будущего императора Александра II.

Поэт просил прощения за нарушение царского запрета на дуэли:

«…жду царского слова, чтобы умереть спокойно…»

Государь:

«Если Бог не велит нам уже свидеться на здешнем свете, посылаю тебе моё прощение и мой последний совет умереть христианином. О жене и детях не беспокойся, я беру их на свои руки».

— Считается, что эту записку передал Жуковский.

29 января (10 февраля) в 14:45 Пушкин скончался от перитонита. Николай I выполнил обещания, данные поэту.

Распоряжение Государя:
Заплатить долги Пушкина.
Очистить от долга заложенное имение отца.
Вдове пенсион и дочери по замужество.
Сыновей в пажи и по 1500 рублей на воспитание каждого по вступление на службу.
На казённый счёт издать сочинения в пользу вдовы и детей.
Единовременно 10 000 рублей.

По желанию жены в гроб Пушкина положили не в камер-юнкерском мундире, который ему так не нравился, а во фраке. Назначенное в Исаакиевском соборе отпевание было перенесено в Конюшенную церковь. Церемония происходила при большом стечении народа, в церковь пускали только по пригласительным билетам.

Тело было из квартиры вынесено ночью, тайком, и поставлено в Конюшенной церкви. Однако, народ обманули, сказав, что Пушкина будут отпевать в Исаакиевском соборе, – так было означено и на билетах. Получено строгое предписание в университете, чтобы профессора не отлучались от своих кафедр и студенты присутствовали бы на лекциях.

После гроб спустили в подвал, где он находился до 3 февраля, до отправления в Псков. Александр Пушкин похоронен на территории Святогорского монастыря Псковской губернии. В августе 1841 года по распоряжению Н. Н. Пушкиной на могиле было установлено надгробие работы скульптора Александра Пермагорова.



Мы будем очень благодарны, если Вы оставите здесь свой комментарий. Спасибо!

Поиск по сайту

Категории
Лев Николаевич Толстой [10]
Сочинения и рефераты на произведения Льва Николаевича Толстого
Антон Павлович Чехов [9]
Анализ текста, сочинения, образы героев
Готовые сочинения [86]
Сочинения, рецензии, проблематика на литературные произведения отечественных авторов
Биографии писателей [8]
Биографии великих авторов произведений

Поддержка
сообщение Сотрудничество:
support@knigapark.ru

Рекомендуем


Все книги на данном сайте электронной библиотеки являются собственностью уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая книгу, Вы обязуетесь в течении суток ее удалить.

наверх



Индекс цитирования